Храм-памятник вместо памятников?

Крест-памятник в Сретенском монастыре

План сноса исторической застройки Сретенского монастыря и возведение на её месте грандиозного храмового комплекса не может не волновать москвичей.

С одной стороны, Лубянка, как одно из мрачных мест антиправославного террора, конечно же, заслуживает церковного обозначения. Но ведь в Сретенском монастыре уже стоит памятный Крест, и в Москве уже есть храмы Новомучеников и исповедников Российских (в Строгино и в Бутово).

Центр Москвы несёт на себе архитектурные язвы сносов антирусской и антиправославной власти и, фактически, сам является памятником страданий. Ни в коей мере не возражая против церковного почитания новомучеников, градоохранители Москвы обеспокоены тем, как память одного уничтожает память другого. Нельзя ли обойтись без разрушений исторических зданий Сретенского монастыря в целях строительства на их месте храма?

План застройки Сретенского монастыря. Крестиками помечены здания-памятники, определённые к сносу.

План застройки Сретенского монастыря. Крестиками помечены здания-памятники, определённые к сносу.

Тем более, архитектурная художественная ценность проекта-победителя вызывает сомнения специалистов. Неужели аляповатый новодел станет высотной доминантой исторической застройки? Вряд ли москвичи, любящие свой город и стремящиеся сохранить столицу России от продолжающегося разрушения, оценят и полюбят новый храм, возведенный такой ценой.

Таким видели монастырь новомученики и исповедники российские

В связи с этим МГО ВООПИиК обратилось с официальным ходатайством к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси КИРИЛЛУ с просьбой вникнуть в ситуацию и с осторожной бережностью подойти к строительству в историческом центре Москвы. Тем более, что ещё очень много храмов «расстрелянных» богоборческой властью не восстановлены!

 

ВАШЕ СВЯТЕЙШЕСТВО!

Обращаемся к Вам за помощью в разрешении возникшей спорной ситуации вокруг строительства нового собора Сретенского ставропигиального мужского монастыря в Москве. Победивший проект архитектора Д.М. Смирнова грубо нарушает нормы ст. 34 п. 2, ст. 35 п. 2 Федерального закона от 25 июня 2002 г. N 73-ФЗ “Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации”, а также принципы сохранения исторического наследия и уважения к духовной и материальной культуре России. Согласно проекту строительство производится на территории объекта культурного наследия федерального значения, в охранной зоне, производится снос монастырской застройки середины XIX – начала XX века, в том числе исторически ценных градоформирующих объектов. Большинство сносимых зданий было освящено до революции 1917 года. 27 сентября 2013 года рабочая группа Комиссии при Правительстве Москвы по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия, проигнорировав нормы законодательства РФ, одобрила производимые сносы и застройку.

Призываем Вас, как настоятеля Сретенского монастыря и Предстоятеля Русской Православной Церкви, защитника русской культуры и христианской нравственности, вмешаться в ситуацию и не позволить совершиться непоправимой ошибке. Спасите от сноса памятники православного зодчества (список в приложении), которых после многих лет гонений против Церкви осталось слишком мало на российской земле. В любом случае при проведении строительных работ пострадает ценный археологический пласт, сохранившийся с XIV века.

Московское городское отделение ВООПИиК понимает и необходимость расширения Сретенского монастыря и поддерживает строительство нового большого собора для обители. В связи с этим МГО ВООПИиК предлагает альтернативные варианты разрешения сложившейся ситуации.

1.     Восстановить один из снесенных храмов в непосредственной близости и передать его в ведение Сретенского монастыря. В качестве примеров предлагаем старейшие и красивейшие из снесенных храмов Москвы: а) древний храм Введения Пресвятой Богородицы во Храм на Большой Лубянке, находившийся на пустующей площади Воровского, где теперь находится автомобильная стоянка; б) храм Успения Пресвятой Богородицы на Покровке, где сейчас находится пустырь; в) церковь Вознесения Господня в Варсонофьевском переулке, где стоит поликлиника ФСБ.

2.     Отреставрировать и восстановить один из крупных подмосковных соборов, являющийся шедевром церковной архитектуры. В качестве примеров предлагаем: а) Патриаршее подворье колокольню на погосте Ивановой горы с храмом Рождества пророка и крестителя Иоанна Предтечи в Серпуховском районе. Это одна из 25 самых высоких православных колоколен мира, само место связано с именами святых Сергия Радонежского и Иоанна Кронштадтского. Проект его реставрации уже готов; б) Князь-Владимирский монастырь с Троицким и Успенским соборами с селе Филимонки.

 

Прошу Ваших Святейших молитв, раб Божий, председатель совета МГО ВООПИиК, кандидат исторических наук

Хутарев-Гарнишевский В.В.

 

Приложение.

 

Список сносимой исторической застройки комплекса Сретенского монастыря по проекту строительства нового храма.

 

1. Большая Лубянка, 19 стр. 4, – служебная постройка Сретенского монастыря, 1897 -1899 гг, ценный градоформирующий объект.

2. Большая Лубянка, 19, стр. 5, – жилой дом Сретенского монастыря, 1897-1899 гг, ценный градоформирующий объект, территория памятника.

3. Большая Лубянка, 19, стр. 7, постройка начала XX века.

4. Рождественский бульвар, 18, стр. 2 – доходное владение Сретенского монастыря, 1912 г., ценный градоформирующий элемент.

5. Рождественский бульвар, 18, стр. 3, – доходное владение Сретенского монастыря, 1897-1899 гг, ценный градоформирующий объект.

6.  Рождественский бульвар, 16 стр. 5 , доходное владение Ценкер, служебная постройка 1852 – 1882 гг.

Запись опубликована в рубрике Городской вид, Памятник под угрозой, Православие с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

29 комментариев: Храм-памятник вместо памятников?

  1. Константин говорит:

    Добавьте в список храм свт. Николая “Большой крест” во дворе Конституционного Суда.

  2. Наталия Токарева говорит:

    “.. и не в землетрясении Господь, и не во огне Господь, а в веянии тихого ветра…” (по кн.Царств, 3, 11-12). В настоящее время, как только входишь в Сретенский монастырь через небольшую калитку, это “веяние тихого ветра” ощущается как нигде, то же и в самом храме. Вряд ли это ощущение и тихого ветра”, и московской старины, и высокой духовной настроенности будет, ежели вас встречать будет громадный храм- новодел, да еще, верно, с подземными гаражами и т.п. Что за “Mania Grandioza”?  Разве мало, в самом деле, в Москве пустырей от разрушенных храмов, даже в непосредственной близости со Сретенским монастырем??! 

  3. Священник Владимир говорит:

    Доброго дня! Я сам священник Русской Православной Церкви, но увидев проект, ужаснулся, это не храм, это монстр на подобие грубых коттеджей нашего “нового” бизнеса, нельзя допустить эту стройку, это враньё, может в Сретенский монастырь и ходит много людей, но окрестные храмы могут вместить еще много прихожан, храмы нужны, но на окраинах Москвы, и не такие уродцы, о. Тихон умный человек, как он мог такое придумать??? Нельзя уничтожать Москву и так мало что осталось, каждый камень прошлого по своему ценен! Дорогие защитники старины! Боритесь всеми силами это борьба не против церкви, а против глупости и невежества!Благослови Вас Господь!

  4. Даниил говорит:

    Проавильная статья. Взвешенная позиция МГО ВООПИК наверняка найдёт понимание в церковных кругах. Святейших Патриарх как высококультурный русский человек конечно же понимает, сколь важно для русских любое наследие, пусть даже невзрачные строения Сретенского монастяря. Да и вообще, давно пора прекратить уродовать Москву лужсковским китчем. Для уроженцы изысканного Петербурга это должно особенно очевидно!

  5. Иван Викторов говорит:

    Интересно, почему молчат либеральные градозащитники? Казалось бы – тут-то им и набросится на Церковь! Возможно потому, что ВОООПИиК сумел перехватить инициативу и повернуть дискуссию в конструктивное русло. К сожалению тут проблема в том, что сам о.Тихон возглавляет Патриарший совет по культуре. Не хотелось бы критиковать замечательного духовного писателя о. Тихона, но архитектура — это не его. Проект действительно китчевый. Он чем-то напоминает довольно уродливый храм на Поклонной горе (не о духовном содержании  речь, а только об архитектуре).Там архитектору Полянскому удалось создать на площади воинской славы макет ракеты. Образ понятен, но какое это имеет отношение к Церкви?В сретенском проекте автор Купер решил видимо сделать не просто ракету, а классическую королёвскую “связку” – сразу три ракеты (если смотреть с фасада). К чему эти странные формы?

    • Королёв говорит:

      Ивану Викторову: пожалуйста, поищите несложных соображений по простому предмету: почему единство градозащитников лучше, чем разнообразие воюющих между собой фракций ? зачем взрослым хмурящимся по виду дядям нужны дразнилки и обзывалки про либерализм (разве вам уже дали команду нашивать звёздочки на спину) ? с чего это Вы, господин хороший, видите градозащитника в непременной атаке на Церковь — что, разве упорное сохранение памятников от новостроя “Манифеста-грандиоза” так уж, по-вашему, вредит церковному имиджу ?

      • Иван Викторов говорит:

        Напрасно Вы, Сергей Владимирович, на меня напали, обзываетесь и корите.. 
        Я вовсе не стремился “стравливать” градозащитников, а просто констатировал факт того, что весьма часто тема защиты культуры связывается с нападками на Церковь, как это бывало в вопросах музеев и т.п.
        Но, как оказалось ветер подул откуда не ждали, но всё в том же направлении. Если градозащитников не удаётся поссорить с Церковью, то пытаются Церковь поссорить с градозащитниками. Именно такую цель, по моему мнению преследует публибликация в Интерфаксе интервью с о. Никоном. По моему непросвещённому мнению проект новодела – ужасен! Так нет же, оказывается , что он свидетельство высокой культуры, а разрушение исторического наследия  не вандализм, а чуть ли не проявление этой высокой культуры. Ну разве эта публикация в Интерфаксе не провокация?

        • Королёв говорит:

          А что значит Ваше подзуживание: “Казалось бы — тут-то им и набросится на Церковь!” ?.. Так вот и получается — сталкивание “либов” с “нелибами”, гарцевание какое-то нелепое, а в итоге — уведение разговора в сторону. Не надо бы всего этого !..

  6. Хитрованец говорит:

    Строительство
    столь значительного сооружения приведёт к спешке. Ноябрь 2017 – столетие
    Октябрьской революции уже не за горами. Археологических работ в столь древнем и
    ценном месте произведено не будет. Крупная техника и бетон окончательно
    уничтожат культурный слой.

    По сути
    вопроса. Храм Новомучеников и исповедников просто привязан к названию Лубянка.
    Но ведь исторически Большая Лубянка – это Сретенка. И название связано с
    событиями встречи (сретения) Владимирской иконы Божией Матери во время
    нашествия на Москву Тамерлана.

    Храм «на
    крови» послереволюционных событий уместен на Коммунарке, в Суханове. А Сретенский
    монастырь более связан с «кровью» татаро-монгольского ига!

     А уж если центр, то Ильинка. Восстановление Храма
    свт. Николая Мирликийского («Большой Крест») на незастроенном пустыре. И
    Лубянка рядом, и расстрельный дом, и Соловецкий камень, и Кремль. Храм украсит Китай-город.
    Против его восстановления никто не будет возражать, а наоборот объединит
    москвичей! И символическое название – Большой Крест. И сам Крест сохранился!

  7. Православный говорит:

    Сносимые постройки Сретенского монастыря не имеют культурной ценности, заявляет представитель Церкви
    Антицерковная Интерфакс-Религия явно пытается расколоть охранителей наследия в добавок стравить их с Церковью. Конечно же о. Никон – уважаемый и один из авторитетнейших членов Президиума МГО – не является “представителем Церкви”. Фактически он высказывает своё личное мнение, которое имеет своих сторонников в ВООПИиКе. Мнение о. Никона, что данные строения не имеют культурной ценности следует понимать как оценку архитектурных достоинств строений, попадающих под снос. Однако наследие далеко не всегда складывается из архитектурных шедевров. Археология, например, и вовсе не может быть оценена в эстетических категориях. А в данном случае утрата угрожает не только строениям, но и археологии.Мне очень понравился комментарий Наталья Токаревой, которая обращает внимание на ту особую особую атмосферу московской старины, хранимую Сретенским монастырём, которая, на мой взгляд, является величайшей ценностью, хоть материально и не зафиксированной, но весьма зависящей от материальных носителей. При таком подходе критика “культурной ценности”, основанная на “невыразительности сооружений”, носит несколько односторонний характер.Не нужно забывать и фактор законности. Если данные строения охраняются государством – пусть охраняются! Если государство отказывается их теперь охранять – пусть внятно объяснит почему?Странно и то, что о. Никон назвал действия Хутарева скоропалительными. Скорее эти действия несколько запоздали. Похоже, что решение уже принято как руководством РПЦ, так и московскими властями. Но что ж тут поделаешь? Очевидно, что охрана наследия – должна быть заботой всего народа, а не только иерархов и чиновников. По моему мнению МГО всегда наставал на том, что стремиться помочь властям (и светским и церковным) в уяснении этой общенародной задачи. МГО лишь малая часть народа, но именно та часть, которая близко к сердцу принимает утерю русского исторического наследия. Да, обжегшийся на молоке дует и на воду. Да, может быть забота МГО излишне насточива. Но вряд ли заботу о наследи и можно характеризовать как “некорректную”.Жаль, что столь важное для соратников мнения о. Никона доносится через сомнительное для многих патриотов СМИ.

  8. Хитрованец говорит:

    Решение о
    новом храме принято Градостроительной комиссией. Решения Правительства Москвы
    нет. Да и оно не полномочно решать вопрос о сносе. Это компетенция
    Правительства РФ. Решение о сносе застройки будет незаконным! Предположим всё
    это будет, к сожалению, соблюдено. Но на это уйдёт не менее полугода. Перекладка
    кабелей. Про археологию придётся забыть. Прокладка новых коммуникаций. Снос. Котлован
    под фундаменты. Строительство. Отделка. Работы море… А ведь снова объявлена «пятилетка
    в три года».  О эстетике нового храма
    никто и не дискутирует. А его художественная ценность весьма невысока.
    Доминантой он не станет!…. И более 1000 человек будут семенить по узеньким
    тротуарам к Лубянке или Чистым прудам…

  9. Королёв говорит:

    По делу.
    Наверное, главное теперь – не ссорясь и не тыкая друг-другу, объединиться (кому ещё по силам) в свидетельстве правды трудов хранения наследия.

    Честно сказать, к письму председателя совета МГО ВООПИиК хотелось дать комментарий, ориентирующий о.Никона, члена Президиума городского отделения, выступить ходатаем НЕОБХОДИМОСТИ СОХРАНЕНИЯ территории памятника от реконструкции, сносов и новостроя, думалось, что он способен…

    Нет, неистовый о.Никон, протежируя новострой гг.Купера-Смирнова, вынужден и обосновать разрушение исторического памятника (его территории), и отрицать вполне ясные законодательные ограничения и препятствия, а также разрушать единство организации, прилюдно отметая её уставные задачи. Для этого надо ловчить, выкручиваться и наветничать – и о.Никон именно ловчит, выкручивается и наветничает в своём интервью в «Интерфакс-Религии». Да простит мне давно и хорошо знакомый мне иеромонах эту прямоту, ибо батюшка знает
    что делает, но должен знать и трезвый взгляд на дело. По всему видать, что ты, о.Никон, нацелился не на охрану памятников, а на охрану священноначалия от писем общественности.
    Жалкая роль – стать вратарём на поле, где никто не играет ! Зря ты так: никто же из нас протестантскую напасть нападок не исповедует, нам всецерковное единство всеми силами хранить заповедано (да не отойдём от сего!), но мы лишь зовём руководство Матери-Церкви к диалогу, когда видим необходимость, в вопросах, о
    которых имеем квалифицированное понятие…

    «Я неоднократно … видел эти … двухэтажные невыразительные сооружения … Сносимые здания особой ценности не имеют». Не дело о.Никона заниматься искусствоведческим анализом – охрана памятников занята историческими объектами как они достались нам от прошлого, а вовсе не подмалёвками увядших черт былых красот…

    «При этом он обратил внимание на то, что в упомянутом письме не говорится ни о состоянии построек, ни о том, насколько они представляют историческую или архитектурную ценность». – Прямая неправда, отче ! Перечитай письмо В.Хутарева-Гарнишевского, где они даёт перечень и характеристики строений, и повинись,
    пока не поздно, в неправоте своей. ЗАКОН прямо ЗАПРЕЩАЕТ их снос ! ЗАКОН прямо ЗАПРЕЩАЕТ и твой новострой, отче!

    «Публикация … письма, обращенного к патриарху, является некорректным шагом и представляет
    собой неприкрытое давление на предстоятеля
    ». – Тут, отец, хорошо бы тебе почитать ли Устав ВООПИиК, опросить ли знающих людей, а не наводить тень на плетень, распространяя свои заблуждения. Председатель нашей организации МОЖЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ БЕЗ ДОВЕРЕННОСТИ, тем письмо его и корректно. А что касается «давления
    на предстоятеля», о котором ты проповедуешь, то побойся Бога, что может отдавить человек, подписывающий своё обращение: «Прошу Ваших Святейших молитв, раб Божий…»?

    «Сразу обращаться к патриарху, не попытавшись связаться с наместником Сретенского монастыря, тоже некорректно». – Разве ты не знаешь, отче, что Сретенский монастырь – ставропигиальный ? что решение здесь принадлежат Лицу, которое ты закрываешь собой от писем и обращений ? Ты вот, отче, даёшь интервью, не
    спрашиваясь, т.е. ставишь себя свободным !.. что ж иным запрещаешь свободу?

    «Широкого обсуждения этого письма внутри отделения не было и не все члены МГО согласны с
    позицией В.Хутарева-Гарнишевского
    ». – Председатель совета МГО ВООПИиК В.В.Хутарев-Гарнишевский защищает исторический ГОСОХРАННЫЙ ОБЪЕКТ культурного наследия от ущерба. Здесь ОБСУЖДАТЬ НЕЧЕГО, это всячески поддержать надо ! Какую ж позицию, кроме сохранительной, может занимать здесь член ОБЩЕСТВА ОХРАНЫ
    ПАМЯТНИКОВ ? Нет, отче, мы и в советские времена, и при воинствующем либерализме, и при нынешнем корпоративном псевдо-патриотизме стояли и будем стоять за Русскую Историю, как она дана нам от прошлого. Задумайся, разве ради нового храма ОБЯЗАТЕЛЬНО НАДО уничтожить территорию подлинной исторической святыни
    ? В чьей голове современное храмоздание ставится в непримиримое противоречие прошлому ? разве не убого это мышление по типу «либо-либо» ? зачем ты, умеющий думать, среди тех, кто вынужден оправдывать навязанную ложь этики и эстетики куперизма ? Больно думать о тебе, отче, с поверженной совестью, с отринутой статью
    радетеля правды!

    «Такую же позицию… занимает другой член президиума – Александр Юрьевич Королев-Перелешин и другие члены руководства». – Александра Юриевича по-человечески жаль, ему надлежало бы вникнуть в существо вопроса. А вот «других членов руководства», отче, ещё надлежит найти ! – пока что они придуманы тобой.

    «27 сентября рабочая группа комиссии при правительстве Москвы по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия одобрила производимые сносы и застройку». – Ну и аргумент ты здесь предложил, отче ! Здесь, отец, мы все вместе должны плакать: Закон требует, чтобы решения об объектах культурного
    наследия федерального значения утверждались решениями ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ ! А ты нам некоей ежедневнопроизвольнотворноуточняемой Комиссией козыряешь ! Сносы и утраты исторического лица родной тебе Москвы совершены как раз этой и похожей на неё комиссиями во множестве, куда, изгоняя за прямоту МГО, понавключали «для согласия» представителей ЦС! Ты с ними ? против Закона ? против МГО ? Им всем на
    их плевки в прошлое история ещё успеет ответить… Желаю тебе дожить до того!

    «На месте снесенных сооружений планируется построить храм Новомучеников и Исповедников
    Российских на крови
    …» – Святии новомученики и исповедники Российстии, помогите сохранить от поругания державную святыню, вами многажды поминаемую – Владимирскую икону Божией Матери, и обитель в память сретения сего Образа при спасении Отечества от пришлых орд, зде зданную ! 

    • Королёв говорит:

      О проекте

      Как могут отцы смотреть и не видеть:

         – что алтари на проекте расположены с запада !!!

         – перевёрнутые на всех иллюстрациях кресты;

         – неумелый рисунок, на котором солнце светит с северо-запада
      (откуда на Руси светило не бывает!), а тени изображены как бы от разных
      источников;

         – несовпадение рисунка храма и его плана, как и разнобой
      построений храмового здания на всех 5 картинках…

       

      Того и гляди, что на проекте где-то три шестёрки
      припрятаны…

      • Королёв говорит:

        Господи помилуй ! При внимательном рассмотрении собственно храму там отводится 665 из 7.343 кв.м (9%), а остальное — паркинг (3.045) да музей на 2 этажа (3.632) ! ЗАЧЕМ ЗДЕСЬ МУЗЕЙ, если надо сносить помещения 6-ти строений ? 

  10. Хитрованец говорит:

    Сергей Куликов Проект откровенно слабый, тот случай когда масштаб сбит, дробность фасадов, измельченность форм стилобата, попытка создать псевдовертикализмом прясел стен без какой-либо архитектоники. Уж лучше бы повторили любой храм, чем делать резную шкатулку раздутую до масштаба монументального здания. Но церковь не является наследницей былой культуры, даже церковной, и она это раз за разом доказывает, она пытается создать свой мир по своим представлениям и по своему пониманию.

    • serafim говорит:

      Замечания по поводу проекта — верны, но с суждениями о Церкви не вполне согласен. Церковь действительно не является наследником культуры, её наследует русский народ. “Церковная культура” не более чем культура русского народа (воспринятая от народа Рима), имеющая церковную тематику. 

      Критика малокультурности Церкви на самом деле относится к отдельным церковным деятелям или патриархийным структурам (что подчас тождественно).  Именно они создают “свой мир по своим представлениям и по своему пониманию”, а Церковь “своего мира” не создаёт — он уже давно создан, это — Царство Небесное. 
      Именно такую позицию и отстаивает МГО (если будет позволено высказаться от имени общества).
  11. Хитрованец говорит:

    Борис Бочарников Если работа монастыря и православного центра невозможна в данном месте, то стоит выделить другие помещения в другом месте. Т.Е. – если старый собор не удобен в использовании по целому ряду причин, то пусть он станет простым приходским храмом, а Сретенский монастырь (как Ново-Сретенский) мог бы расположиться неподалёку. Можно было бы на территории Сретенского монастыря также разместить и археологический музей…

  12. Фатеев В.К. говорит:

    Проект
    храма  Новомучеников российских,
    разработанный по заказу Московской Патриархии, представляется крайне неудачным
    по своей архитектуре. Сооружение чрезвычайно помпезно и в то же время
    напоминает типовые (модульные)  храмы,
    строящиеся в местах массовой застройки столицы. Доминирующая тема архитектуры –
    арка с полуциркульным завершением. Этот 
    архитектурный мотив, используемый для придания сановитости будущему
    сооружению, монотонно заполняет фасады здания в первом и втором ярусах.
    Отсутствуют модификации этого  мотива,
    его разработка. Арки различаются лишь по высоте, не «держат» форму. Здесь нет
    архитектурного целого, нет образа храма. Практически отсутствуют горизонтальные
    членения фасадов – подклет проектируемого храма 
    зрительно не выделен. Архитектура здания «рассыпается»
    на ряд
    первоэлементов. Весь этот аркатурный  
    «парад»  плохо вяжется с  «освященным» пятиглавием  над основным объемом храма.

    Лестницы
    на паперть – гульбище также выглядят вычурными 
    и парадными, не отвечают назначению и посвящению храма. Эта часть
    храмового комплекса явно напоминает барочные лестницы террасных парков Италии и
    Германии, предназначенные для любования парковыми перспективами и панорамами и
    праздного времяпровождения. Этот архитектурный дизайн храма с его  псевдоисторическими компиляциями
    представляется нам абсолютно неуместным в данной ситуации.  

     

    Было
    бы разумно подумать о воссоздании в центре Москвы одного из снесенных храмов,
    например, церкви Никола «Большой Крест», являвшейся красивейшим зданием древней
    столицы. 

    Никольская
    церковь находилась на месте нынешнего незастроенного сквера в самом конце
    Ильинки  на ее нечетной стороне. Храм был
    построен в 1680-1688 гг. архангелогородскими купцами Филатьевыми. Свое название
    получил по приделу Св. Николая Мирликийского. Главный престол –  во имя Успения Богородицы. Представлял собой
    традиционный тип четверика на высоком подклете с примыкающими крыльцами,
    увенчанного пятиглавием. Примечательные черты Никольского храма – вытянутый
    четверик и его горизонтальные «поэтажные»  
    членения в виде резного белокаменного пояса, яруса света с картушами
    вокруг окон и венчающего фасады ряда резных раковин. Белокаменный пояс,
    картуши   и крыльца здания  были украшены тончайшей  резьбой по мотивам западно-европейских
    гравюр, что делало его одним из самых уникальных храмовых сооружений
    России.  Храм явился  вместилещем 
    креста-мощевика  саженной высоты
    со 156 частицами мощей. Крест находился у правого клироса храма.

     В 1933 году храм начали рушить. Части
    архитектурной обработки храма были вывезены в Коломенское, где ими занимался
    П.Д. Барановский (писавший об этом в 
    автобиографии 1947 года). Часть правого клироса оказалась в Донском
    монастыре, где ее можно было видеть в подклете Большого собора несколько лет
    тому назад.  Спасен также иконостас
    храма, ныне установленный в трапезной Троице-Сергиевой лавры. Некоторые детали
    иконостаса находятся в Государственном Историческом Музее. Местонахождение  креста мне неизвестно.  Проводились ли в ходе разборки храма обмеры и
    кем именно, мне также неизвестно. Уверен, что обмеры при желании можно найти.
    Храмовые иконы перед сносом зданий московских церквей в те годы, как правило,
    передавались в другие действующие  храмы
    и здесь особых затруднений с их поиском не возникнет.

    В
    настоящее время все условия для достоверного воссоздания уничтоженного
    Никольского храма имеются. Сквер с площадкой, на которой стояла церковь, не
    застроен и никем не используется. Существование этого сквера функционально
    ничем не оправдано. Нужно вернуть этому месту его былую красоту, утрату которой
    ни оправдать, ни восполнить ничем невозможно.

  13. serafim говорит:

    Эксперты за и против сноса. 

    Давайте рекомендуем согласиться со сносом зданий, кроме здания на Рождественском бульваре, дом 18, строение 2. Строительство храма на территории монастыря необходимо. На комиссии надо рассмотреть параметры храма, а также видовые характеристики с Рождественского бульвара”, – сказал в пятницу глава рабочей группы Алексей Емельянов, отметив, что если будет принято решение о сносе зданий и строительстве нового храма, то комиссия также будет рассматривать вопрос об изменении границ охранной зоны, если для этого найдутся аргументы.

     

    Емельянов уточнил, что предлагается согласиться со сносом зданий по адресам: улица Большая Лубянка, дом 19, строение 4, строение 5, строение 7, и Рождественскому бульвару, дом 16, строение 5, а также дом 18, строение 3 и 3а.

     

    В свою очередь, эксперт рабочей группы Константин Михайлов предложил также рассмотреть альтернативный проект, когда для строительства храма можно было бы найти другое место по соседству с возможным сносом здания. Также против сноса зданий выступила эксперт рабочей группы Ирина Крымова.

     

    Аттестованный эксперт в области архитектуры Андрей Баталов предложил поддержать снос зданий, так как за последние несколько десятилетий монастырь стал мощным духовным центром, куда приходят даже в будние дни верующие в большом количестве.

    Сретенский монастырь был основан в конце XIV века на месте встречи чудотворной Владимирской иконы Божией Матери в память об избавлении Москвы от нашествия Тамерлана. В советское время Сретенский монастырь сильно пострадал, а в конце 1925 года был закрыт. В 1928-1930 годах была разрушена большая часть храмов и сооружений монастыря. К 1917 году в монастыре было три храма, а до настоящего времени сохранился только один – собор Сретения Владимирской иконы Божией Матери.

    Читать далее: http://riarealty.ru/architecture_news/20130927/401451651.html#ixzz2hRMj4Vps

    Интересно, а рассматривался ли вопрос восстановления утраченных после 1917 года храмов Сретенского монастыря, ли сразу решили сносить и строить?


    • Королёв говорит:

      Андрей Баталов — “эксперт при кормушке”. Андрей, не стыдно демонстрировать это прилюдно ?

      • Фатеев В.К. говорит:

        Проект
        храма  Новомучеников российских,
        разработанный по заказу Московской Патриархии, представляется крайне неудачным
        по своей архитектуре. Сооружение чрезвычайно помпезно и в то же время
        напоминает типовые (модульные) храмы, строящиеся в местах массовой застройки
        столицы, отсутствием деталей и пластики. Доминирующая тема архитектуры – высокая
        полуциркульная арка. Этот  архитектурный
        мотив, используемый для придания сановитости  будущему сооружению, монотонно заполняет
        фасады здания в первом и втором ярусах. Отсутствуют модификации этого  мотива, его разработка. Арки различаются лишь
        по высоте, не «держат» форму. Здесь нет архитектурного целого, нет образа
        храма. Практически отсутствуют горизонтальные членения фасадов. Подклет
        проектируемого храма  зрительно слабо  связан  с архитектурой основного объема, а его арочный
        декор  никак не соотнесен с основным
        арочным  ритмом. Ритмический строй здания
        сбит.  Архитектура храма «рассыпается» на
        ряд первоэлементов. Весь этот аркатурный «парад» плохо вяжется с «освященным»
        пятиглавием  над основным объемом храма.

        Лестницы
        на паперть – гульбище также выглядят вычурными 
        и парадными, не отвечают назначению и посвящению храма. Эта часть
        храмового комплекса явно напоминает барочные лестницы террасных парков Италии и
        Германии, предназначенные для любования парковыми перспективами и панорамами и
        праздного времяпровождения. Этот архитектурный дизайн храма с его  псевдоисторическими компиляциями
        представляется нам абсолютно неуместным в данной ситуации. 

        Вместо
        того, чтобы уродовать историческую территорию монастыря и эту часть Белого
        города не лучше ли  вернуть комплексу тот
        исторический облик, который он сохранял до 1930 года. Для этого нужно
        восстановить его ограду с колокольней и две церкви: Марии Египетской и Николая
        Чудотворца. И уже сегодня  никто не
        мешает  возвратить в монастырь  Шумаевское 
        распятие  –  шедевр русских мастеров-резчиков 18 века с
        сотнями библейских сюжетов и персонажей, стоявшее в главном соборе монастыря. Это
        чудо резного искусства, в создании которого принимал участие и молодой Василий
        Баженов – будущий гениальный архитектор – пылится ныне в фондах Музея
        архитектуры. 

         

        Было
        бы разумно подумать и  о воссоздании в
        центре Москвы одного из снесенных храмов, например, церкви Никола «Большой
        Крест», являвшейся красивейшим зданием древней столицы. 

        Никольская
        церковь находилась на месте нынешнего незастроенного сквера в самом конце
        Ильинки  на ее нечетной стороне. Храм был
        построен в 1680-1688 гг. архангелогородскими купцами Филатьевыми. Свое название
        получил по приделу Св. Николая Мирликийского. Главный престол –  во имя Успения Богородицы. Представлял собой
        традиционный тип четверика на высоком подклете с примыкающими крыльцами,
        увенчанного пятиглавием. Примечательные черты Никольского храма – вытянутый
        четверик с горизонтальными «поэтажными» членениями в виде резных белокаменных карнизов,
        яруса света с картушами вокруг окон и ряда резных раковин, венчающего фасады.
        Белокаменные наличники окон 1-го и 2-го этажей, картуши,  колонки и кронштейны по углам четверика,  крыльца здания были украшены тончайшей резьбой
        по мотивам западно-европейских гравюр, что делало его одним из самых уникальных
        храмовых сооружений России. Храм явился 
        вместилещем  креста-мощевика  саженной высоты со 156 частицами мощей. Крест
        находился у правого клироса храма.

         В 1933 году храм начали рушить. Части
        архитектурной обработки храма были вывезены в Коломенское, где ими занимался
        П.Д. Барановский (писавший об этом в 
        автобиографии 1947 года). Часть правого клироса оказалась в Донском
        монастыре, где ее можно было видеть в подклете Большого собора несколько лет
        тому назад.  Спасен также иконостас
        храма, ныне установленный в трапезной Троице-Сергиевой лавры. Некоторые детали
        иконостаса находятся в Государственном Историческом Музее. Местонахождение  креста мне неизвестно. Проводились ли в ходе
        разборки храма обмеры и кем именно, мне также неизвестно. Уверен, что обмеры
        при желании можно найти. Храмовые иконы перед сносом зданий московских церквей
        в те годы, как правило, передавались в другие действующие  храмы и здесь особых затруднений с их поиском
        не возникнет.

        В
        настоящее время все условия для достоверного воссоздания уничтоженного
        Никольского храма имеются. Сквер с площадкой, на которой стояла церковь, не
        застроен и никем не используется. Существование этого сквера функционально
        ничем не оправдано. Нужно вернуть этому месту его былую красоту, утрату которой
        ни оправдать, ни восполнить ничем невозможно.

  14. Фатеев В.К. говорит:

    Проект
    храма  Новомучеников российских,
    разработанный по заказу Московской Патриархии, представляется крайне неудачным
    по своей архитектуре. Сооружение чрезвычайно помпезно и в то же время
    напоминает типовые (модульные) храмы, строящиеся в местах массовой застройки
    столицы, отсутствием деталей и пластики. Доминирующая тема архитектуры – высокая
    полуциркульная арка. Этот  архитектурный
    мотив, используемый для придания сановитости  будущему сооружению, монотонно заполняет
    фасады здания в первом и втором ярусах. Отсутствуют модификации этого  мотива, его разработка. Арки различаются лишь
    по высоте, не «держат» форму. Здесь нет архитектурного целого, нет образа
    храма. Практически отсутствуют горизонтальные членения фасадов. Подклет
    проектируемого храма  зрительно слабо  связан  с архитектурой основного объема, а его арочный
    декор  никак не соотнесен с основным
    арочным  ритмом. Ритмический строй здания
    сбит.  Архитектура храма «рассыпается» на
    ряд первоэлементов. Весь этот аркатурный «парад» плохо вяжется с «освященным»
    пятиглавием  над основным объемом храма.

    Лестницы
    на паперть – гульбище также выглядят вычурными 
    и парадными, не отвечают назначению и посвящению храма. Эта часть
    храмового комплекса явно напоминает барочные лестницы террасных парков Италии и
    Германии, предназначенные для любования парковыми перспективами и панорамами и
    праздного времяпровождения. Этот архитектурный дизайн храма с его  псевдоисторическими компиляциями
    представляется нам абсолютно неуместным в данной ситуации. 

    Вместо
    того, чтобы уродовать историческую территорию монастыря и эту часть Белого
    города не лучше ли  вернуть комплексу тот
    исторический облик, который он сохранял до 1930 года. Для этого нужно
    восстановить его ограду с колокольней и две церкви: Марии Египетской и Николая
    Чудотворца. И уже сегодня  никто не
    мешает  возвратить в монастырь  Шумаевское 
    распятие  –  шедевр русских мастеров-резчиков 18 века с
    сотнями библейских сюжетов и персонажей, стоявшее в главном соборе монастыря. Это
    чудо резного искусства, в создании которого принимал участие и молодой Василий
    Баженов – будущий гениальный архитектор – пылится ныне в фондах Музея
    архитектуры. 

     

    Было
    бы разумно подумать и  о воссоздании в
    центре Москвы одного из снесенных храмов, например, церкви Никола «Большой
    Крест», являвшейся красивейшим зданием древней столицы. 

    Никольская
    церковь находилась на месте нынешнего незастроенного сквера в самом конце
    Ильинки  на ее нечетной стороне. Храм был
    построен в 1680-1688 годах архангелогородскими купцами Филатьевыми. Свое название
    получил по приделу Св. Николая Мирликийского. Главный престол –  во имя Успения Богородицы. Представлял собой
    традиционный тип четверика на высоком подклете с примыкающими крыльцами,
    увенчанного пятиглавием. Примечательные черты Никольского храма – вытянутый
    четверик с горизонтальными «поэтажными» членениями в виде резных белокаменных карнизов,
    яруса света с картушами вокруг окон и ряда резных раковин, венчающего фасады.
    Белокаменные наличники окон 1-го и 2-го этажей, картуши,  колонки и кронштейны по углам четверика,  крыльца здания были украшены тончайшей резьбой
    по мотивам западно-европейских гравюр, что делало его одним из самых уникальных
    храмовых сооружений России.  Храм
    явился  вместилещем  креста-мощевика  саженной высоты со 156 частицами мощей. Крест
    находился у правого клироса храма.

     В 1933 году храм начали рушить. Части
    архитектурной обработки храма были вывезены в Коломенское, где ими занимался
    П.Д. Барановский (писавший об этом в 
    автобиографии 1947 года). Часть правого клироса оказалась в Донском
    монастыре, где ее можно было видеть в подклете Большого собора несколько лет
    тому назад.  Спасен также иконостас
    храма, ныне установленный в трапезной Троице-Сергиевой лавры. Некоторые детали
    иконостаса находятся в Государственном Историческом Музее. Местонахождение  креста мне неизвестно. Проводились ли в ходе
    разборки храма обмеры и кем именно, мне также неизвестно. Уверен, что обмеры
    при желании можно найти. Храмовые иконы перед сносом зданий московских церквей
    в те годы, как правило, передавались в другие действующие  храмы и здесь особых затруднений с их поиском
    не возникнет.

    В
    настоящее время все условия для достоверного воссоздания уничтоженного
    Никольского храма имеются. Сквер с площадкой, на которой стояла церковь, не
    застроен и никем не используется. Существование этого сквера функционально
    ничем не оправдано. Нужно вернуть этому месту его былую красоту, утрату которой
    ни оправдать, ни восполнить ничем невозможно.

  15. serafim говорит:

    Мнение Фатеева Валерия Константиновича (главный специалист МГо ВООПииК)

    Проект храма  Новомучеников российских, разработанный по заказу Московской Патриархии, представляется крайне неудачным по своей архитектуре. Сооружение чрезвычайно помпезно и в то же время напоминает типовые (модульные) храмы, строящиеся в местах массовой застройки столицы, отсутствием деталей и пластики. Доминирующая тема архитектуры – высокая полуциркульная арка. Этот  архитектурный мотив, используемый для придания сановитости  будущему сооружению, монотонно заполняет фасады здания в первом и втором ярусах. Отсутствуют модификации этого  мотива, его разработка. Арки различаются лишь по высоте, не «держат» форму. Здесь нет архитектурного целого, нет образа храма. Практически отсутствуют горизонтальные членения фасадов. Подклет проектируемого храма  зрительно слабо  связан  с архитектурой основного объема, а его арочный декор  никак не соотнесен с основным арочным  ритмом. Ритмический строй здания сбит.  Архитектура храма «рассыпается» на ряд первоэлементов. Весь этот аркатурный «парад» плохо вяжется с «освященным» пятиглавием  над основным объемом храма.


    Лестницы на паперть – гульбище также выглядят вычурными  и парадными, не отвечают назначению и посвящению храма. Эта часть храмового комплекса явно напоминает барочные лестницы террасных парков Италии и Германии, предназначенные для любования парковыми перспективами и панорамами и праздного времяпровождения. Этот архитектурный дизайн храма с его  псевдоисторическими компиляциями представляется нам абсолютно неуместным в данной ситуации. 


    Вместо того, чтобы уродовать историческую территорию монастыря и эту часть Белого города не лучше ли  вернуть комплексу тот исторический облик, который он сохранял до 1930 года. Для этого нужно восстановить его ограду с колокольней и две церкви: Марии Египетской и Николая Чудотворца. И уже сегодня  никто не мешает  возвратить в монастырь  Шумаевское  распятие  –  шедевр русских мастеров-резчиков 18 века с сотнями библейских сюжетов и персонажей, стоявшее в главном соборе монастыря. Это чудо резного искусства, в создании которого принимал участие и молодой Василий Баженов – будущий гениальный архитектор – пылится ныне в фондах Музея архитектуры. 

     

    Было бы разумно подумать и  о воссоздании в центре Москвы одного из снесенных храмов, например, церкви Никола «Большой Крест», являвшейся красивейшим зданием древней столицы. 


    Никольская церковь находилась на месте нынешнего незастроенного сквера в самом конце Ильинки  на ее нечетной стороне. Храм был построен в 1680-1688 гг. архангелогородскими купцами Филатьевыми. Свое название получил по приделу Св. Николая Мирликийского. Главный престол –  во имя Успения Богородицы. Представлял собой традиционный тип четверика на высоком подклете с примыкающими крыльцами, увенчанного пятиглавием. Примечательные черты Никольского храма – вытянутый четверик с горизонтальными «поэтажными» членениями в виде резных белокаменных карнизов, яруса света с картушами вокруг окон и ряда резных раковин, венчающего фасады. Белокаменные наличники окон 1-го и 2-го этажей, картуши,  колонки и кронштейны по углам четверика,  крыльца здания были украшены тончайшей резьбой по мотивам западно-европейских гравюр, что делало его одним из самых уникальных храмовых сооружений России. Храм явился  вместилещем  креста-мощевика  саженной высоты со 156 частицами мощей. Крест находился у правого клироса храма.


     В 1933 году храм начали рушить. Части архитектурной обработки храма были вывезены в Коломенское, где ими занимался П.Д. Барановский (писавший об этом в  автобиографии 1947 года). Часть правого клироса оказалась в Донском монастыре, где ее можно было видеть в подклете Большого собора несколько лет тому назад.  Спасен также иконостас храма, ныне установленный в трапезной Троице-Сергиевой лавры. Некоторые детали иконостаса находятся в Государственном Историческом Музее. Местонахождение  креста мне неизвестно. Проводились ли в ходе разборки храма обмеры и кем именно, мне также неизвестно. Уверен, что обмеры при желании можно найти. Храмовые иконы перед сносом зданий московских церквей в те годы, как правило, передавались в другие действующие  храмы и здесь особых затруднений с их поиском не возникнет.


    В настоящее время все условия для достоверного воссоздания уничтоженного Никольского храма имеются. Сквер с площадкой, на которой стояла церковь, не застроен и никем не используется. Существование этого сквера функционально ничем не оправдано. Нужно вернуть этому месту его былую красоту, утрату которой ни оправдать, ни восполнить ничем невозможно.

    Церковь Никола

  16. По теме говорит:

    Власти Москвы разрешили строительство храма Новомучеников на Лубянке

  17. serafim говорит:

    Новые аргументы в защиту строительства храма привёл о. Тихон в своём интервью http://www.pravmir.ru/arximandrit-tixon-shevkunov-o-stereotipax-proshlyx-i-nyneshnix/.

  18. Королёв говорит:

    После сноса 4-х строений монастыря (декабрь 2013 года) Жорик Шевкунов, получив новое духовно-эстетическое окормление у “зодчего” Купермана, добровольно оказался в разряде предателей стольного града — первооткрывателей врат оккупантам, тем вполне заслужил почётное звание “Последователь Лазаря Кагановича” и приз — 30 раз посеребрённую Шар-бабу.Призёранца просят не беспокоиться и не хлопотать о церемонии вручения — награда сама найдёт Хамкина-сына. 

  19. тупица обыкновенная говорит:

    а что можно было ждать от попика шевкунова, прикупившего колхозик. Ну ладно бы там русские работали, так нет – азиаты..так попику жорику выгоднее. Денежки штука такая) поливалентная)) всем нравится…вот и попик шевкунов не избежал) Впрочем это и закономерно) его духовный падре – иван крестьянкин – “лжестарчик” померший в жОстком маразме… таких и наплодил. Что тебе шевкунов..что тебе софийский вития киномеханик. всякой твари по паре)) 

  20. serafim говорит:

    Ответ на обращение к Патриарху

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Если Вы человек - просто поставьте галочку.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.