Русское наследие. Культурный компонент национальной безопасности России

(В сокращённом виде статья опубликована в журнале «Охраняется государством») 

«С чего начинается Родина?», – спрашивается в известной советской песне. Казалось бы, риторический для здорового общества вопрос в России последних двух десятилетий оказался ключевым. Множество книг и статей, публичных мероприятий и научных исследований было посвящено  поиску общеобъединительной  национальной идеи. Однако решение до сих пор не было найдено. Нас, российских граждан, сейчас разъединяет больше факторов, чем объединяет. Имущественное расслоение и связанное с ним неравенство возможностей; религиозный разрыв, в том числе между верующими и атеистами; политические разногласия, породившее протестное движение и серьёзный раскол внутри образованного слоя. Главная проблема состоит в том, что в отсутствии признанной концепции развития страны, мы по-разному видим её будущее и своё место в нём. Постсоветское общество распалось на различные субкультурные группы, зачастую враждующие и не готовы к диалогу друг с другом. Это разделение стало реальной угрозой национальной безопасности наравне с такими признанными факторами как коррупция, вымирание провинции, проблемы в здравоохранении и социальной сфере, падение уровня образованности населения, проблемы в народном хозяйстве и передовых технологиях.

Только возвращение Крыма впервые за долгое время действительно смогло объединить нацию, всех, оппозиционеров и лоялистов, богатых и бедных, интеллектуалов и обывателей. Последний раз такое национальное единение можно было наблюдать разве что в 1999 году, во время событий в Югославии. Дело не в том, что Россия прирастает землями, даже не в том, что Крым населён русскими. И Крым, и Сербия тесно связаны с глубинными архетипами русской политической культуры, восходящими к исторически сложившемуся представлению о предназначении России как оплота истинного христианства, защитника естественных моральных ценностей, «мировой справедливости». Изменились политические и религиозные реалии, ушли навсегда традиционная культура и образ жизни, канула в лету даже сменившая их советская идеология. Но формировавшаяся столетиями традиция самоидентификации россиян не только выжила, но осталась, возможно, единственным, что объединяет нас в рамках единой гражданской общности.

Пришло время проанализировать национальные архетипы, не бояться русской идеи, не клеить к ней оскорбительные ярлыки. Надо признать тот факт, что только она пока способна мобилизовать людей и пробуждать коллективные проявления патриотизма. Носителем этих идей и архетипов является, прежде всего, русское, российское историческое и культурное наследие. Как объекты материальной культуры, так и нематериальное наследие – язык, топонимика, литература, история, система символов, музыка, наука, живопись, традиции. Во многом русский человек держится за наше великое прошлое потому, что настоящее вызывает отторжение, а будущее страшит неизвестностью и безысходностью, отсутствием ориентиров. Эти точки опоры необходимо вернуть для пробуждения созидательной активности населения. Новые украинские власти пробудили русское патриотическое чувство по принципу «от противного» – принижая русскую культуру, высмеивая русскую государственную так называемую имперскую идею, они заставили русскоязычное население страны осознать собственную историческую и культурную принадлежность, разбудили гражданское самосознание. Российские власти попытались использовать его в качестве обоснования своих действий. После возвращения Крыма пути назад уже нет, после многих лет забвения традиционные русские ценности снова стоят на повестке дня и не только во внешней, но прежде всего, во внутренней политике. Историческая преемственность и культурное наследие стали реальной политической силой. Кто сможет ценности русского наследия актуализировать, вписать в современный общественно-политический дискурс, кто сформулирует идеологию, тот получит шанс объединить население страны, стать подлинным национальным лидером. Хочу сразу сказать, что здесь не идёт речи о «русском фашизме», так как любой фашизм враждебен культуре. Он её дегуманизирует, превращает в орудие массовой пропаганды, опираясь на шовинистический популизм и вульгарное понимание национального духа. Наоборот, я говорю о традиционализме со свойственной ему полнотой и органичностью восприятия историко-культурного наследия во всех его проявлениях.

Тем временем современное положение дел плачевно. Историко-культурное наследие в России выкорчёвывается, гибнут усадьбы, старинные дома, музейные коллекции, архивы уничтожаются или разворовываются под видом «оптимизации и реструктуризации». Несмотря на все торжественные обещания Минкульт сдало всемирно известное Архангельское Вексельбергу по 1000 рублей за сотку. Прямо сейчас уродуют строительством торгового центра великолепную усадьбу Знаменское-Губайлово князя Василия Долгорукова-Крымского – того самого генерала, который присоединил при Екатерине II к России Крым. Москва и другие старинные города до сих пор не признаны историческими поселениями, более того в 2010 году число исторических поселений было сокращено более, чем в 10 раз с 478 до 41. Памятники архитектуры и просто объекты исторической застройки сносятся сотнями, гибнет уникальная деревянная архитектура Русского Севера, уничтожены единственные в России надгробия воинов Куликовской битвы, застроена и изуродована значительная часть Бородинского поля, под угрозой разборки находится Шуховская башня. Что это, если не стирание исторической памяти народа? Бездумному реформированию подвергаются учреждения культуры: Институт искусствознания, Институт культурологи, Институт культурного и природного наследия, музей Маяковского и другие. Только с ноября 2013 по март 2014 года ОАТИ выявило более 36 тысяч нарушений в сфере благоустройства столичных улиц. Кто вернёт деньги налогоплательщикам? Общественные организации, занимающиеся защитой культурного наследия, выселяют или угрожают выгнать из зданий, в которых они находились десятилетиями: во Владивостоке и Хабаровске, Архангельске и Перми, Москве, Московской области и Орле. С таким багажом Россия вошла в 2014 год, объявленный в нашей стране годом культуры. Историко-культурное наследие является невосполнимым богатством народа, его утеря безвозвратна. Сейчас же мы являемся свидетелями вычеркивания одной за другой славных страниц нашей истории.

Особенно возмущает засилье в планировке и застройке столицы иностранцев, причем далеко не топового уровня. Разработку генплана Москвы отдают на откуп специалистам из Гонконга, будущий парк в Зарядье прямо напротив Кремля будут делать заштатные американские архитекторы, реконструировавшие раньше небольшую нью-йоркскую станцию. Парк на Ходынском поле, в месте траура, где во время давки в 1896 году погибли 2000 москвичей, будут делать итальянцы, а в архитектурном совете Москвы сидят немцы. И.о. обязанности директора научно-исследовательского и проектного института Генерального плана города Москвы, назначена девушка, большую часть сознательной жизни прожившая в США и получившая в Нью Джерси и Массачусетсе образование в сфере математики и финансового инжиниринга. А не назначить ли нам шведского химика или испанского юриста директором института русской литературы, к примеру. Как человек без профильного образования выросший и подготовленный в инокультурной среде вообще может возглавлять один из старейших архитектурных научных центров России, не имея даже опыта работы по этой тематике? Особенно оскорбительно звучат слова главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова: «Бессмысленно надеяться на архитекторов, которым за пятьдесят. У них Советский союз в крови». Зато еще совсем недавно у нас активно приглашали реконструировать (читай – изуродовать) Волхонку британского архитектора Нормана Фостера, которому в этом году исполнится 79 лет. Разве в России нет талантливых урбанистов, художников и архитекторов? Это можно расценивать как устоявшуюся практику, если не целенаправленную политику по выдавливанию отечественных специалистов, лишению их рабочих мест и возможности реализовывать собственные проекты. В сфере культуры появилось слишком много «профессиональных управленцев» без соответствующего должности образования с лишь фоновыми познаниями в проблематике работы подчинённых им учреждений.

Обезумевшие от вседозволенности, научившиеся прикрываться псевдо патриотической риторикой чиновники отстаивают интересы лишь частного бизнеса и собственного кармана. Российское законодательство в сфере охраны культурного наследия, несмотря на свои несовершенства, позволяет привлекать этих людей к административной и уголовной ответственности. Однако органы правопорядка и прокуратура уделяют внимание, как правило, лишь мелким случаям, фактически не вмешиваясь в крупные и скандальные истории, где замешаны интересы сильных мира сего. Дошло даже до неисполнения прямых поручений Президента России по сохранению культурного наследия и поддержанию учреждений культуры. Сфера культуры управляется в ручном режиме. Логика простая: не смогли достучаться до главы государства – «сливай воду», достучались – это еще ничего не значит. Критика и предложения авторитетного профессионального сообщества и бескорыстно служащих культуре общественных организаций игнорируются – закон ведь не обязывает чиновников уважать мнение граждан. В ряде регионов органы по охране культурного наследия de facto превращаются в структуры по его уничтожения. Кто, когда и на каком основании исключал ВООПИиК из федерального закона об объектах культурного наследия?

По сути, идёт речь о бесконтрольном, а где-то и сознательном, разрушении тех самых архетипов и духовных скреп, с которых и начинается Родина. Именно они являются основой патриотического мировоззрения! Накануне присоединения Крыма, настоящего дня торжества русского духа, тысячи людей вышли на акции протеста против вмешательства России в дела Украины. Корень этого лежит именно в разрушении архетипов и скреп, а соответственно, в вытеснении русских идеалов и ценностей иностранными, чуждыми нашему обществу, разрушительными. Многие начинают воспринимать русская историю и культуру обезличенно, не как наши родные корни, а как одно из периферийных проявлений европейской культуры. Эти люди существуют в принципиально иной системе координат, исходят в своих суждениях из западной системы ценностей, транслируют чуждую риторику и идеологию. При этом западную культуру они воспринимают шаблонно, потребительски, лишь конечный результат её развития. Многие не понимают, что Франция в борьбе за торжество либеральной системы ценностей прошла через серию революций, реки крови, а США в процессе становления собственных политических ценностей прошли через две гражданские войны, Германия через сокрушительное поражение в двух мировых войнах. Наши же западники хотят, образно говоря, «без труда выловить рыбку из пруда». Русская культура и история для них – это либо что-то отсталое, либо инородное – как «египетские пирамиды», красивые, ценные, но при этом чужие и непонятные. Безусловно, российская культура является неотъемлемой частью европейской и мировой, но она, в первую очередь, есть суть и смысл нашего Отечества, а потом уже некий набор артефактов.

Как отметил президент России, русские являются самым большим разделённым народом в мире. Мы помним, как русскую культуру и русские памятники уничтожали во многих республиках бывшего СССР, стоя свою национальную государственность, свою идеологию. Так происходит и в России, где многие не хотят понять, что русская культура это не определённый набор стереотипов со страниц туристических путеводителей – это бесчисленное множество имен и явлений, изучением и сохранением которых занимаются в основном учёные и общественники, профессионалы одиночки, доведённые в нашей стране до статуса маргиналов. Тем временем в моду входит неорусский гламур и низкопробная пропаганда, построенная на принципе «пипл схавает». Ярким примером такой безграмотности и вкусовщины может служить Романовская выставка в Манеже и так называемое восстановление памятника 300-летию Романовым в Александровском саду – с ошибками в русской государственной символике и грамматике, нарушениями закона и исторической правды. Вроде задумка была правильная – актуализировать историю Российской империи, а в итоге получилось на уровне дешевого бульварного агитпропа. Всё это только отталкивает людей думающих и профессиональных от сотрудничества с властью, в то время как все успешные политические режимы (не исключение Российская империя и СССР) старались привлечь на службу культурных и образованных людей. А у нас торжество «комсомольцев», дорвавшихся до хлеборезки. Печально, что если сейчас будут выделены средства на пропаганду русской культуры (а этот процесс уже начался), поддержка будет оказана не тем, кто её старался сохранить в самые тяжёлые годы, а беспринципной части «креативного класса» и «эффективным менеджерам», которые быстро перестроятся на новые идеологические рельсы. И результат будет – очередная «комсомольская» показуха в духе начала 1980-х годов.

«Это наследник; пойдем, убьем его, и наследство будет наше» – сказано в притче о злых виноградарях в Евангелии от апостола Марка. В этом лаконично изложена вся суть идеологии наследия. Пока на земле стоят наши памятники, говорят на нашем языке, читают нашу литературу, сохраняют надгробия наших предков, в целом ощущают культурно-историческое единство со всем «русским миром»– до тех пор мы можем считать эту землю нашей, имеем моральное право и ответственность решать её судьбу. Крым тому яркий пример. Это касается не только заграницы, а в первую очередь нашей собственной страны. Притча о талантах из Евангелия от Матфея гласит: «ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет». Унаследовать – это сохранить и преумножить. Тот, кто это сделает тот и станет истинным наследником страны, а не сохранивший потеряет страну – и это будет подлинной катастрофой. Мы видим, как рушится изнутри несчастная Украина и украинское общество из-за отказа её политической элиты от собственной истории, из-за искажения правды. Отчасти ровно по той же причине рухнуло советское государство, которое полагало, что русскую культуру можно кастрировать, отрезать от неё части, не соответствующие марксистско-ленинской революционной идеологии. Учитывая многонациональный характер России и накопившееся количество внутренних проблем и противоречий, отказ от исторической преемственности и культурного наследия может иметь для нашей страны в долгосрочной перспективе куда более плачевные последствия. Наблюдающийся разрыв между культурной образованной частью общества и основным населением объективно ослабляет государство, приводит к утрате ориентиров, возвращает общество к средневековому уровню правосознания и гражданской ответственности.

В российских нормативно-правовых актах написано много правильных слов о связи культуры и государственной безопасности. 44-ая статья Конституции РФ декларирует сохранение исторического и культурного наследия обязанностью каждого гражданина. Закон «О безопасности» от 5 марта 1992 года относит духовные ценности общества к числу основных объектов безопасности. В Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года сказано: «для противодействия угрозам в сфере культуры силы обеспечения национальной безопасности во взаимодействии с институтами гражданского общества обеспечивают эффективность государственно-правового регулирования поддержки и развития разнообразия национальных культур, толерантности и самоуважении». Стратегическими целями обеспечения национальной безопасности в сфере культуры названы расширение доступа населения к лучшим образцам культуры и искусства, культурно-просветительская работа. Посягательство на объекты культуры определено как одна из главных угроз национальной безопасности. В подписанной Президентом 20 ноября 2013 года Концепции общественной безопасности РФ говорится о превентивной защите духовных ценностей общества. А теперь обратимся к действительности. Реализованы ли все эти благие начинания? – увы, лишь в небольшой части, более того наблюдается отрицательная тенденция.

Что делать? На данный момент назрел целый комплекс неотложных мер по спасению наследия народов России. В первую очередь должна быть разработана обязательная к исполнению концепция культурной безопасности и соответствующая нормативно-правовая база, обеспечивающая её реализацию. Выяснить масштаб потерь можно, сформировав независимую всероссийскую комиссию по мониторингу сохранности историко-культурного наследия с целью выяснения истинного положения в сфере культуры. Её костяк должны составить общественные организации и представители профессионального сообщества, работающие над сохранением наследия. Одним из основных источников информации для комиссии могла бы стать постоянно действующая горячая линия по приёму сообщений о нанесении ущерба культуре в регионах. Цель этих мер – подготовка объективного и всеобъемлющего доклада о положении культуры в стране. На повестке дня стоит вопрос о возрождении Росохранкультуры с контрольными и прокурорскими функциями и полномочии в непосредственном подчинении председателя Совета безопасности РФ. В проблемном фокусе работы ведомства должны быть, прежде всего, коррупционная составляющая и бездействие и профанация работы властей по сохранению культуры. Нужно немедленно проверить состояние и сохранность музейных коллекций, архивных и библиотечных собраний документов, провести инвентаризацию и ревизию состояния объектов культурного наследия, заново рассмотреть все решения о сносах и наносящих ущерб перестройках памятников, отказов в постановке зданий под государственную охрану. Желательно не привлекать к этим работам чиновников Минкульта – вряд ли они способны адекватно проверить собственную работу. В стране должен быть введён четкий и однозначный запрет на снос исторической застройки до 1917 года полностью и частичный – ценной советской 1920-1950-х годов. В каждом регионе должны быть созданы совместные общественно-государственные советы по сохранению исторического и культурного наследия, за которыми оставалось бы последнее слово в решении вопросов по указанной проблематике. Это огромное общественноважное патриотическое направление созидательной работы институтов гражданского общества, в рамках которого значение могут быть объединены как профессионалы различных взглядов, так и думающая молодёжь. Это могло бы стать поистине общенациональным делом!

Безусловно, перечисленные меры являются лишь вершиной айсберга необходимых преобразований. Нельзя забывать и о ситуации с социально ориентированными некоммерческими организациями, работающими в сфере культуры. В последнее время наблюдается их экономическое удушение местными властями, поднятие арендных ставок, массовое выселение из помещений. А именно эти организации берут на себя удар общественного недовольства, работают на самых сложных направлениях. С их уничтожением весь негатив упадёт на чиновничий аппарат и неотвратимо ударит по авторитету властей. В стране должен быть введён мораторий на выселение социально ориентированных НКО и разработана программа долгосрочной поддержки их деятельности. В условиях игнорирования властями их работы, а также духа и буквы российских законов общественные правозащитники культуры оказываются перед сложным выбором: или смириться с тем, что культура не нужна стране, или окончательно уйти в протестную деятельность. Ни первое, ни второе не служит на благо государства и общества.

Наконец, нельзя забывать и о внешнеполитической функции наследия, которой активно пользуются развитые страны, транслируя свою культуру за рубеж и поддерживая близкие в культурно-историческом направлении явления в других государствах. У России в силу исторически сложившейся внешнеполитической традиции есть такое поле для работы. Это славянские и православные государства и государства со значительной долей этого культурного компонента. В большинстве своём – это наши ближайшие соседи. Смешно сказать. Русская община Латвии собирается подавать пушкинский литературный язык как объект всемирного наследия ЮНЕСКО. А Россия в то же время до сих пор даже не ратифицировала международную конвенцию о нематериальном наследии. Культурные контакты могут стать важным направлением так называемой народной дипломатии, то есть прямого взаимодействия с обществом и населением интересующих нас государств. В этом ключе создание собственного регионального «юнеско» – межгосударственной общественной организации по сохранению историко-культурного наследия славянских и православных народов – могло бы стать сильным инструментом российской внешней политики в странах южной и восточной Европы, в Закавказье.

Однако главной целью защитников культуры, историков, журналистов, социологов и политологов, представителей общественных организаций должно стать формулирование идеологии наследия, учитывающей как центральную роль русского языка и культуры в формировании нашего государства, так и национальное и языковое многообразие России. Нашей стране необходим четко сформулированный всеобъемлющий национальный проект развития, включающий проект сохранения наследия и развития культуры. Ни одна крупная реформа не может быть осуществлена чисто технократическим методом, без осознаваемого и признаваемого населением и интеллектуальной элитой глобального вектора развития. Иначе мы потеряем жизнеспособность и конкурентоспособность в современном мире. Уверен, что исторический выбор пути России предопределён предыдущими столетиями её развития. Но сейчас нам придётся заново его осознать и решительно пойти по этому пути, учитывая реалии сегодняшнего дня. Многие поколения наших предков оставили нам богатое и славное наследство, в котором в равной мере заложены зачатки всех гражданских и государственных институтов. Только восприняв это наследство, мы, наконец, найдём точку опору и перестанем дистанцироваться от настоящего и смотреть со страхом в будущее. Только тогда слово русский вновь станет синонимом слова российский, а символы государства будут восприниматься органично, перестанут быть непонятной населению бутафорией.

 Владимир Хутарев-Гарнишевский, к.и.н., председатель совета Московского городского отделения ВООПИиК.

Запись опубликована в рубрике МГО ВООПИиК, Общественные проблемы с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Если Вы человек - просто поставьте галочку.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.